Соционика плюс.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Соционика плюс. » Форум "Соционика плюс" » Знаменитости и соционика.


Знаменитости и соционика.

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Начало хочется посвятить завтрашнему празднику - ДНЮ ПОБЕДЫ,
и одному из представителей 16 тимов,СЛЭ,
ЖУКОВУ ГЕОРИЮ КОНСТАНТИНОВИЧУ.

                                                              "Напрасно Вы думаете, что успехи достигаются человеческим   мясом, успехи достигаются искусством ведения боя, воюют умением, а не жизнями людей."
                                                                              ЖУКОВ Г.К.

(Воспоминания генерала армии М.А.ГАРЕЕВА)

Некоторое время тому назад американская газета «News» опубликовала список ста выдающихся полководцев всемирной истории. Русских, в том числе советских, в нём всего четверо. Тогда как американцев — 17, 19 англичан, 12 французов, 9 немцев. Хотя, в отличие от существующих чуть более 200 лет Соединённых Штатов, Россия уже более тысячи лет воюет, имея на своём счету множество выдающихся, ярких побед.

Ещё более странным кажется то, что в упомянутом списке Гитлер стоит на 14-м месте, вслед за ним — его битые генералы, а Жуков занимает скромное 70-е место. Не отстают и отечественные СМИ, постоянно муссируя тему «жестокости» Жукова, а то и вовсе обвиняя его в «бездарности».

Между тем, спустя более чем полвека становится всё более очевидным, что Георгий Константинович Жуков навсегда войдёт в военную историю как великий полководец. В России после Суворова равных ему не было. Будучи членом Ставки ВГК и заместителем Верховного Главнокомандующего, командую фронтами, он был участником важнейших, ключевых событий и битв Великой Отечественной войны.

По каким же критериям можно оценивать талант полководца? Ведь военная история знает тысячи разных полководцев, но, видимо, не больше десяти из них попали в разряд великих. Чтобы попасть в эту элиту надо было не только одержать победы, но и найти гениальные решения и способы действия, проявить свой блистательный полководческий почерк и в целом высокий уровень военного искусства.

Если посмотреть энциклопедии или учебники по военной истории, то в случае с полководцами прошлого всё сводится к тем или иным формам построения боевых порядков и новым способам ведения боевых действий.

Но нередко, в особенности в Первую и Вторую мировые войны, воюющие стороны действовали в примерно одинаковом боевом построении. При этом одни побеждали, а другие терпели поражения.

В чём же тогда главная причина, если хотите, секрет, в чём, наконец, основной закон военного искусства, определяющий победы или поражения? Что делает полководца поистине великим?

Для объяснения этого феномена военной истории приводятся разные факторы: экономическая мощь государства, численное и военно-техническое превосходство. Часто говорилось о целях войны — имелось в виду, что армии, ведущие «справедливую» войну, обычно должны побеждать. Разумеется, всё это имело и имеет значение. Но нередко случалось и наоборот. Так, например, армия Т.Костюшко численностью в 100 тысяч человек, которая вела справедливую освободительную войну, потерпела поражение от 25-тысячного войска Суворова, которое, как говорилось позже, вело не очень справедливую войну.

Изучение опыта Великой Отечественной, полководческого искусства Жукова, в частности, наиболее близко подводит нас к пониманию этой проблемы. Напрашивается вывод, что главное здесь — в соответствии стратегических целей, решений командования и действий войск конкретным условиям обстановки, что и обеспечивает успешное выполнение военных задач. Причем речь идёт не о формальном учёте стихийно складывающейся обстановки, а об активном воздействии на неё с целью извлечения выгоды для себя и навязывания своей воли противнику.

Возьмём, к примеру, оборону Ленинграда или Москвы, где полководческое искусство проявлялось не в броской форме оперативного манёвра, а в железной воле, непоколебимой решимости, которые передавались и войскам, в жесткой организации и твердости управления. Здесь жуковский характер проявился с особой силой.

Если в сентябрьской оборонительной операции Западный фронт практически развалился, то под командованием Жукова заново восстановленный в ходе тяжёлых боёв этот же самый фронт в октябре-ноябре 1941 года впервые за время войны провёл успешные оборонительные операции и смог не только отразить наступление немцев, но и отбросить их от Москвы.

Другой пример. После войны некоторые военные историки спрашивали Жукова, какого принципа наступательной операции он придерживался: «затухающей» или «незатухающей»? Почему в ходе Висло-Одерской операции с выходом на рубеж Быдгоща и достижения конкретной цели операции он упорно добивался согласия Сталина на дальнейшее безостановочное наступление к реке Одер, а после этого вопреки требованию Верховного Главнокомандующего продолжать наступление на Берлин настаивал на оперативной паузе, за что его после войны критиковали (в частности, В.И.Чуйков и другие)? Жукова упрекали и в том, что после задержки у Зееловских высот он ещё до прорыва всей тактической зоны обороны ввёл в сражение танковые армии.

На эти вопросы и упрёки Георгий Константинович резонно отвечал, что не придерживался никаких отвлечённых теоретических принципов и уставных положений, а исходил каждый раз только из конкретно складывавшейся обстановки и оперативно-стратегической целесообразности. В первом случае положение и действия противника , возможности наших войск позволяли совершить бросок к Одеру, а в феврале-марте условия уже были другими. Нужно было перебазировать авиацию, подтянуть тылы, пополнить войска, обезопасить правый фланг фронта от возможного контрудара противника. Танковые же армии в ходе Берлинской операции пришлось вводить потому, что от Зееловских высот до Берлина была практически сплошная оборона и никакого оперативного простора не предвиделось. Иначе пришлось бы прорывать глубокую оборону силами одной лишь пехоты и медленно, с огромными потерями продвигаться к Берлину, а танковые армии вводить с подходом к огромному городу, как это сделали в Грозном в 1995 году.

Таким образом, для Жукова главным был конкретный анализ сложившейся обстановки и конкретные решения, вытекающие из этой обстановки. Жуков считал, что каждый бой, операция, уникальны и неповторимы. Такими же уникальными и неповторимыми должны быть и решения и способы действия. Главная суть жуковского полководческого искусства — в творчестве, новаторстве, оригинальности, а следовательно, в неожиданности решений и действий для противника.

Итак, мы можем определить первую важную черту полководческого таланта Жукова — неиссякаемое творчество и новаторство.

Вторая важная черта — глубокий, гибкий ум и проницательность. Говоря словами Макиавелли, «ничто не делает полководца великим более, чем умение проникать в замысел противника». И Жуков в совершенстве владел этим искусством. Умение мысленно читать самую сложную и запутанную обстановку, как открытую книгу, не только проникать в замысел противника, но и предвосхитить возможный ход развития событий, давали ему возможность заблаговременно предпринимать необходимые меры. Эта способность сыграла особую роль при обороне Ленинграда и Москвы, когда при крайне ограниченных силах, только за счёт хорошей разведки, предвидения возможных направлений ударов противников, Жукову удавалось загодя собирать на этих направлениях не основные, как положено по науке, а практически все имеющиеся средства.

Особенно поразительно предвидение, проявленное Жуковым в июле 1941 года, когда Гитлер ещё только вынашивал идею поворота двух армий на юг для удара по флангу нашего Юго-Западного фронта. Причём наиболее опытные его генералы возражали, когда соответствующая директива была доставлена в Борисов. Гальдер и Гудериан выехали в ставку, чтобы уговорить фюрера отменить принятое решение. Вообще казалось невероятным, что немецким командованием может быть приостановлено успешно развивающееся наступление на Москву. И вот, когда само это командование ещё не знало, как предстоит действовать, Жуков со всей определённостью доложил Сталину, что противник повернёт часть сил с московского на киевское направление, и предложил меры по укреплению Центрального фронта и отводу войск Юго-Западного фронта за Днепр.

Сталин с этим не согласился и, более того, за излишнюю настойчивость и резкость отстранил Жукова от должности начальника Генштаба. Но это жуковское озарение навсегда будет украшать историю военного искусства.

Командующий 1-м Белорусским фронтом Маршал Советского Союза Г.К.Жуков на передовом командном пункте.
Или другой пример — завершающие боевые действия 1-го Белорусского фронта под командованием К.К.Рокоссовского по захвату и расширению плацдармов на реке Нарев. Когда Жуков прибыл сюда с 3-го Украинского, где организовал вступление советских войск в Болгарию, войска Рокоссовского вели тяжёлые и бесплодные бои на плацдармах и несли большие потери. Маршал Рокоссовский много раз обращался в Ставку ВГК с просьбой закрепиться на достигнутых рубежах, обосновывая это недостатком средств, усталостью войск и невосполнимыми потерями. Но получил отказ. Сталин требовал завершить наступательную операцию захватом более крупных плацдармов, как это всегда делалось во второй половине войны. При этом обещал подбросить дополнительные войска и авиацию.

Жуков, побывав в войсках 1-го Белорусского, также убедился в бесполезности продолжения наступления и на заседании Ставки поддержал Рокоссовского. Но в пользу такого решения привёл иной, но такой довод, который всех, в том числе и Сталина, сразу разоружил. Маршал пояснил, что для последующей крупной наступательной операции плацдармы на реке Нарев не потребуются (они будут нужны лишь для дезинформации противника) и что для овладения Варшавой главные удары придётся наносить на других направлениях.

Это пример того, как один полководец смотрит на боевые действия через призму завершающейся операции, а другой — Жуков — видит ту же обстановку совсем другими глазами, соотнося её с замыслом и интересами последующей операции.

Третья важная черта полководческого искусства Жукова и вытекающий из неё урок — тщательное планирование и всесторонняя подготовка каждой операции.

И ещё одно качество необходимо отметить. Это умение Жукова твёрдо и настойчиво проводить в жизнь принятые решения, воля и мужество в отстаивании своих предложений и решений.

Как писал Клаузевиц, «чем выше мы поднимаемся по ступеням служебной иерархии, тем больше преобладания в деятельности получает мысль, рассудок и понимание; тем более отодвигается на второй план смелость, являющаяся свойством темперамента; поэтому мы так редко находим её на высших постах, но зато тем более достойной восхищения является она тогда». Мы знаем из истории, как это непросто. Даже великий Кутузов не смог под Аустерлицом противостоять своенравию двух императоров. Иногда легче проявить храбрость в бою, чем гражданское мужество.

Мужество Жукова проявилось ещё на Халхин-Голе. Если во время событий на озере Хасан Мехлис и другие просто подмяли под себя Блюхера, то Жуков на Халхин-Голе сразу же пресёк вмешательство маршала Кулика и Штерна. Перед отправкой в Ленинград во время Отечественной войны он поставил перед Сталиным условие — запретить Жданову вмешиваться в оперативные дела. И потом Жуков во время войны вместе с А.М.Василевским отстаивал перед Сталиным наиболее целесообразные решения, и во второй половине войны это часто удавалось, что спасло наши войска от многих бедствий и потерь.

Говоря о военном искусстве в Великой Отечественной войне, о полководческом искусстве Жукова, Рокоссовского, Конева, Говорова и других наших выдающихся военачальников, нельзя забывать о том, что наша армия противостояла и победила фактически сильнейшую армию мира, противника обладавшего (не грех напомнить) ресурсами почти всей Европы, которому до этого никто не смог противостоять.

Жуков еще на военной игре в 1940 году, а затем и всю войну, фактически противостоял германской стратегической мысли. И если он и Кейтель, один из ведущих германских стратегов, встретились в 1945 году в Берлине во время подписания Акта о капитуляции Германии — один как победитель, другой как побеждённый, то разве нормальному человеку не ясно, кто как воевал, кто был действительно выдающимся стратегом!

Я уже говорил выше о проявленном Жуковым военном таланте и мужестве во время обороны Москвы и Ленинграда. Во время сталинградской эпопеи именно Жуков и Василевский вовремя уловили момент, когда надо было отказаться от растраты сил на продолжение многочисленных контрударов, а копить силы и подготовить более основательную наступательную операцию. Как вы знаете, она завершилась окружением и уничтожением 300-тысячной группировки противника.

Курская битва, кроме огромной победы и достижения коренного перелома в ходе войны, с точки зрения военного искусства означала новое постижение сути стратегической обороны, когда войка переходили к обороне не вынужденно, а заблаговременно, что не удавалось ни в 41-м, ни в 42-м. Не удавалось потому, что на оборону смотрели лишь как на временный, вынужденный вид военных действий, рассчитанный на отражение наступления превосходящих сил противника в короткие сроки и ограниченными силами. Не учитывалось, что оборона в стратегическом масштабе с целью срыва наступления и разгрома противника, удержания занимаемых рубежей без большого отступления тоже требует крупных сил, проведения ряда дополнительных ожесточённых сражений. Это было одним из крупных открытий в военном искусстве, которое до сих пор ещё должным образом не понято.

В сражениях 1944 — 1945 годов Жуков руководил крупнейшими стратегическими операциями групп фронтов, что стало прообразом новой формы стратегических операций на ТВД (Театре военных действий), достигнув высочайшего уровня полководческого искусства в Белорусской, Висло-Одерской и Берлинской операциях. Берлин, например, был взят за 7 суток, тогда как гитлеровским войскам не удалось взять ни Ленинград, ни Москву.

Нельзя обойти вниманием и ещё один постоянно муссируемый в последнее время вопрос: о боевых потерях и «жестокости» Жукова. Вообще вопрос о потерях в ходе боевых действий очень щепетилен. Сейчас много пишут о том, что из-за наших больших потерь во время Великой Отечественной войны и победу-то нельзя считать за победу, а вместо Дня Победы надо установить день траура. Я здесь не стану подробно останавливаться на общих цифрах, характеризующих потери СССР и Германии в этой войне, а отошлю к первым двум номерам журнала "Мир истории", где об этом подробно рассказал генерал-полковник Г.Ф.Кривошеев. Отмечу лишь, что в действительности наши безвозвратные военные потери за Великую Отечественную войну составляют 8,6 млн. человек, а фашистской армии и её союзников — 7,2 млн. человек. Разница (около 1,5 млн. человек) образовалась за счёт истребления советских военнопленных (в плен к фашистам попали около 4,5 млн. человек, а возвратили они после войны лишь 2 млн.). Сбрасывается со счетов и то обстоятельство, что в конце войны вся германская и японская Квантунская армия в полном составе капитулировали перед нашими Вооружёнными Силами.

Г.К.Жуков принимает Парад Победы. 
Но вернёмся к Жукову. Наиболее распространённый тезис в обвинениях в его адрес — ничем не подкреплённые домыслы о его жестокости, невнимательности к подчинённым, стремлении добиваться цели «любой ценой», о непомерно больших потерях в личном составе (по сравнению с другими полководцами) во всех операциях, которые он проводил. Георгий Владимов в романе «Генерал и его армия» проводит мысль, что Гудериан бережно относился к людям, а Жуков исходил из принципа «с потерями не считаться». В действительности же Жуков не просто голословно провозглашал требование о сбережении людей. Он достигал этого требовательным отношением к себе лично и боевой подготовке войск, тщательной подготовке командиров, штабов и войск к каждой операции.

В период, когда стало модно вовсю клевать Жукова, о потерях поговаривали не только легковесные историки и журналисты, но и, к сожалению, некоторые заслуженные военачальники. Но как они это делали? Говорили, например, что при контрнаступлении под Москвой Западный фронт понёс больше потерь, чем Калининский (ЗФ — 100 тыс человек, КФ — 27 тыс. человек). Но при этом умалчивали, что в составе Западного фронта было более 700 тыс. человек, а Калининского — 190 тыс.

Если же брать потери в процентном отношении от общей численности войск (что более правильно), то картина получается совсем иная. Безвозвратные потери Западного фронта под командованием Г.К.Жукова составляют 13,5 % от общей численности войск, а Калининского И.С.Конева — 14,2 %. В Ржево-Вяземской операции у Жукова — 20,9 %, а у Конева — 35,6 %; в Висло-Одерской — 1-го Белорусского фронта — 1,7 %, а 1-го Украинского — 2,4 %; в Берлинской операции, где наиболее крупная и сильная группировка противника противостояла 1-му Белорусскому фронту, потери последнего — 4,1 %, а 1-го Украинского фронта — 5 %. Потери 2-го Украинского фронта (Р.Я.Малиновский) в Будапештской в 1,5 — 2 раза превышают потери в Берлинской операции. Сами видите, о чём говорят факты.

В своё время об одном из литературных героев И.С.Тургенев сказал, что когда исчезнут такие люди, можно будет закрыть книгу истории — в ней нечего будет читать. В жизни — свои герои, поэтому уверен: книгу истории закрывать пока рано.

увеличить

0

2

Поехали дальше....
предлагаю подумать кто по тимам знаменитые киноактеры:

0

3

2.

0

4

3.

0

5

4.

0

6

5.

0

7

6.

0

8

7.

0

9

8.

0

10

9.

0

11

10.

0

12

Бред Пит - Джек. Рац и экстраверность. Хотя  в общем то уверенно сыграл Напа -Ахилла в "Трое".

Джонни Депп часто типируется в Гека.Хотя может вполне быть и Гамом.

А вот Хабенский Бальзак по моему. Типируют везде в робы.ну незнаю(((

Freddie Mercury из " Queen " Гам похоже.

Отредактировано Siede (2009-07-04 03:59:03)

0

13

В эту тему хочется поместить своих любимых актеров.Депардье и Ришар.
Депардье-Габен,
Ришар-Гексли.
Просмотрев много типирования актеров,встретилось то что Ришар Достик.Я против,ну какой же он Достоевский?  Кстати,сильны ассоциации в похожести с Укупником.))

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

увеличить

0

14

Нравится Расторгуев.Моя версия тима-Жуков.

увеличить

0

15

Гамлет:
В интервью изданию The Wall Street Journal, президент Грузии заявил, что надежды Грузии на вступление в НАТО "практически мертвы".
"Это трагедия. Это означает, что русские сражались за правильные цели", – признал М. Саакашвили.

Манера общения,свойственная Гамам:

ЭИЭ в общении тяготеет к компании, где проявляются положительные эмоции, звучат остроумные шутки или анекдоты. Очень любит посмеяться, эмоционально разрядиться. Его собственные эмоции носят бурный, драматический характер. Старается всячески сдерживать себя, но совершенно неожиданно для окружающих может сорваться, выскочить, обратить на себя внимание. В беседах часто предупреждает собеседника о возможных опасностях. Склонен драматизировать события, мир видит в темных тонах. Его речь часто наполнена пафосом, иногда говорит с придыханием на манер артистки Татьяны Дорониной. В общении бывает довольно навязчив, пристает с разговорами, комментирует события. Не может не высказать своего мнения партнеру. Люди этого типа могут вести диалоги сами с собой, произносят иногда речи в транспорте (при чрезмерном развитии эмоционального компонента). Люди такого типа обладают большим ораторским мастерством, умеют "красиво" говорить. Кроме драматических эмоций в речи присутствует иногда едкий юмор, сарказм с оттенком ехидства. Умело сочетая юмор с трагедией, выстраивают напряженные, захватывающие сюжеты. Верят только той информации, которая где-либо официально опубликована. Неофициальным идеям и теориям не доверяют. Уделяют внимание сплетням, любят обсуждать пикантные подробности личной жизни других людей. Любят фантазировать, долго развивать одну тему. Умеют убеждать окружающих в своей правоте. Созданные ими проекты носят всегда глобальный характер, хотя и начинаются с мелочи. Склонны делать "из мухи слона" Дополнение к внешним признакам Одежда ЭИЭ часто бывает дисгармоничной. Как правило, неудачно подбирает предметы туалета друг к другу. Украшения могут не сочетаться с общим стилем одежды. Часто присутствует какая-то одна деталь, которая бросается в глаза и плохо вяжется с внешним обликом в целом. Причем, взятая отдельно, она выглядит вполне нормально. Зная это, ЭИЭ придирчиво относится к своей внешности и не любит, когда ее оценивают.

увеличить

увеличить

увеличить

0

16

Блок Александр:

"Жить стоит только так, чтобы предъявлять безмерные требования к жизни: все или ничего; ждать нежданного; верить не в "то, чего нет на свете", а в то, что должно быть на свете; пусть сейчас этого нет, и долго не будет. Но жизнь отдаст нам это, ибо она прекрасна. "

"И вечный бой! Покой нам только снится.

Какие ж сны тебе, Россия, какие бури суждены?

О, нищая моя страна, что ты для сердца значишь?

Только влюбленный Имеет право на звание человека.

Смысл жизни заключается в беспокойстве и тревоге.

Только правда, как бы она ни была тяжела, — легка.

Век девятнадцатый, железный, Воистину жестокий век!

Заглушить рокотание моря Соловьиная песнь не вольна!

Революционный держите шаг! Неугомонный не дремлет враг!

Мы - дети страшных лет России - Забыть не в силах ничего.

Жизнь - без начала и конца. Нас всех подстерегает случай.

Я верю: новый век взойдет средь всех несчастных поколений.

И вечный бой! Покой нам только снится сквозь кровь и пыль.

Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнем-ка пулей в Святую Русь.

Ты твердо знаешь: в книгах - сказки, а в жизни - только проза есть.

Бездельники и взбалмошные головы вредны для народного благосостояния.

Сознание того, что чудесное было рядом с нами, приходит слишком поздно.

Ночь, улица, фонарь, аптека, бессмысленный и тусклый свет. Живи еще хоть четверть века – Все будет так. Исхода нет.

Тот, кто поймет, что смысл человеческой жизни заключается в беспокойстве и тревоге, уже перестанет быть обывателем.
РСФСР."

увеличить

увеличить

увеличить

0

17

Как вы считаете, какой ТИМ у автора детективов Татьяны Устиновой?

0

18

Т.Устинова.

В эксклюзивном интервью "Эхо" известная российская детективщица раскрывает свои писательские секреты
Татьяна Устинова свой девиз "Первая среди лучших" вполне оправдывает. Написанные ею до сегодняшнего дня более десяти классических детективов - "Развод и девичья фамилия", "Миф об идеальном мужчине", "Мой генерал", "Седьмое небо" и т.д. - одни из самых раскупаемых на книжном рынке России. При этом книги Устиновой любимы и в Азербайджане. Увлекательные детективы писательницы ждут с нетерпением, любят безмерно и раскупают за считанные дни... До занятий сочинительством Татьяна Витальевна долгое время проработала редактором на телевидении, затем несколько лет служила в администрации президента РФ и до недавнего времени возглавляла должность PR-менеджера в Торгово-промышленной палате. Сегодня она практически не работает: "Только когда очень просят!". На днях увидел свет новый детектив писательницы - "Запасной инстинкт". По мнению критиков, данная книга в корне отличается от предыдущих... В эксклюзивном интервью газете "Эхо" Татьяна Устинова рассказывает о своем очередном "детище" и делится некоторыми писательскими секретами.
- Несмотря на то, что имя "Татьяна Устинова" относительно новое в "детективном мире", критика уже отмечает отличный литературный язык ваших романов, пророча им почетное место на "золотой" полке российских детективов. Верила ли в столь головокружительный успех некогда "вынужденный физик", в семье которого сочинительство особо не поощрялось?
- Никогда не верила, и надо признаться, до сих пор не верю... Моя семья не особенно настроена меня хвалить - они относятся к моему, так сказать, творчеству скорее настороженно, чем восторженно. Кроме того, мне кажется, что успех - это относительное понятие. Успех Филиппа Киркорова - это что-то вовсе другое, не то, что получается, когда пишешь книжки. Это я к тому, что толпы поклонников не караулят возле моего крыльца, когда же, наконец, я к ним выйду. Мне просто нравится писать книжки - очень сильно!
- В одной из ваших книг - "Мой личный враг" - достаточно четко описана телевизионная кухня. Образ главной героини этого романа - тележурналистки Саши - списан с вас? Неужели вам, как и ей, работая на телевидении, приходилось сталкиваться с такими подлостями?
- Думаю, что с подлостями так или иначе на протяжении жизни сталкиваются все. На телевидении их больше, потому что это очень конкурентный мир. В этом нет ничего особенного. Знаете, на самом деле можно играть по любым правилам, самое главное - их знать! Если ты осведомлен о том, что вокруг не все божьи агнцы, и в принципе готов к тому, что можно получить подножку, услышать гадость, еще что-то такое в этом же духе, тогда ты со всем справишься, с любыми подлостями. Ну, конечно, крайние случаи мы не рассматриваем, например, когда в тюрьму незаслуженно сажают! Саша Потапова все же не Таня Устинова! Конечно, в каждом романе присутствует автор, и, наверное, так пишут все, но все же нельзя сказать, что этот роман про меня.
- Если уж заговорили об образах, то разъясните, герои книг Устиновой выдуманные или среди них есть реальные прототипы?
- Все герои реальные. Все! Знаете, иногда я еще выдумываю женщин, просто потому, что я сама женщина и что-то в них понимаю. Мужчин не выдумываю никогда, я не умею! Я ничего про них не знаю. Они пришельцы с планеты Уран, это уж точно! Я не знаю, как устроены у них мозги, мысли, души! Я могу только подсмотреть и написать. Я подсматриваю и в роман. Помните, как у Гончарова? "Только смотри, будь осторожен, а то и тебя воткнет в роман!".
- Вы как-то сказали, что герой вашей первой книги "Персональный ангел" олигарх Тимофей Кольцов действительно существует в жизни и вы даже с ним знакомы. Неужели ему было приятно увидеть себя и свои сокровенные интимные чувства в книге?
- (Эмоциально). У него была ужасная реакция. Он позвонил мне и ледяным, каменным, гранитным, какой еще может быть, поужаснее, тоном сказал: "Зачем ты это сделала?!" Я что-то такое забормотала в том смысле, что никто не узнает, попросила прощения. Он послушал-послушал и трубку положил. Насилу помирились потом.
- Учитывая то, что именно ваш супруг подал идею сдать вашу первую рукопись в издательство, наверное, сейчас он самый истинный поклонник творчества Татьяны Устиновой?
- Муж не читает моих книг никогда! Он никогда не смотрел программы с моим участием, не восхищался, не гордился, и вообще не делал ничего такого, что следует делать "мужу звезды"! У нас немножко другие отношения друг с другом. Понимаете, я ведь тоже не читаю финансовых отчетов, которые он приносит из офиса, а почему он должен читать мои труды, если ему не интересно?! Подозреваю, что если бы я была воспитательницей в детском саду или уборщицей в больнице, он все равно любил бы меня, хотя вряд ли бы интересовался ведрами и тряпками, с которыми я работала бы. Мы интересны друг другу не потому, что я писательница, а он финансовый директор, а потому, что мы это мы. Такие же, как 15 лет назад, когда поженились.
- А как складываются отношения в семье после прихода к вам популярности. Изменения чувствуете?
- Никаких. Никогда. Даст бог, их и не будет. Мой муж смеется надо мной, когда я опаздываю, лечу, не успеваю, жалуюсь, что устала, жалуюсь, что хочу в отпуск, жалуюсь, что жизнь на 99% состоит из работы. Он говорит: "Ты этого хотела, ты это и получила!".
- Согласитесь ли вы с тем, что успех брэнду "Татьяна Устинова-New детектив" принесла и крупная пиар-компания "Эксмо"? В вашу рекламу издательство вложило немалые деньги...
- Любой товар нуждается в рекламе - будь то детективы или стиральный порошок. Собственно, даже рекламные ходы для продажи и порошка и романов одинаковые! В этом нет ничего ужасного. Как говорится, закон рынка... Единственное, чем, наверное, можно гордиться, это тем, что продажу можно подтолкнуть рекламой. Создать продажу нельзя, это тоже такой закон. Это я о том, что никто не станет покупать то, что плохо! Может быть, на рекламной волне и очень недолго. Если покупают, значит, все-таки не так плохо!
- Сегодня на российском книжном рынке среди авторов идет настоящая борьба за первенство. Особенно в детективном жанре. Как справляетесь с конкуренцией? Да еще ваш девиз "Первая среди лучших"...
- Я с вами не согласна. Нет конкуренции среди писателей! Нет!!! Хотите, поклянусь?! Правда, нет!!! Мой издатель однажды сказал мне, что по-настоящему продаваемых писателей в России пять - Маринина, Донцова, Дашкова, Полякова и Акунин, и это правда! Все остальные не в счет! Тиражи остальных, сложенные вместе и умноженные на десять, это сотая часть от тиража одной книги Даши Донцовой, и это правда! На тех пятерых читателей хватит, а никаких остальных просто нет! Если мне удастся стать шестой, я буду счастлива, и на меня читателей тоже хватит! В нашем мире конкуренции нет, мы не эстрадные звезды.
- Говоря о коллегах, скажите, произведения их читаете? Поговаривают, с творчеством Александры Марининой вы не в ладах...
- Очень люблю Дашу Донцову и Таню Полякову и книги, и их самих, изумительные женщины! Они очень меня поддерживают и поддерживали с самого начала. А Александра Маринина сделала для меня вообще нечто особенное. Однажды в федеральном эфире на вопрос, кого вы любите читать, ответила: Устинову. Господи, я чуть с ума не сошла! Маринина, сама Маринина читает мои книжки! Потом мы познакомились, и вот то, что у нас напряженные отношения - это происки какой-то дурацкой газеты.
- Приходилось ли вам читать Чингиза Абдуллаева? Ваша оценка?
- Очень увлекательно, странно и завораживающе!
- Ошибки в книгах Дарьи Донцовой явление обыденное. У нее на сайте даже есть раздел "Ошибки в книгах". У вас подобные оплошности случались?
- Конечно. В одном романе все расследование построено на том, что, когда в Москве восемь часов утра, в Карловых Варах десять, а на самом деле все наоборот! Часы в другую сторону идут. В Москве десять, а в Чехии восемь! (Смеется). Вот вам и расследование!
- Ваша иностранная коллега Дж.Роуллинг настолько устала писать о "Гарри Потере", что даже пыталась сломать себе руку, дабы растянуть контрактные сроки. А вас контракт с издательством не тяготит? Или вы тоже подстать Донцовой - вынуждена сдавать одну рукопись раз в полтора месяца?
- Иногда тяготит, иногда нет. Я много работаю, но по книжке в полтора месяца писать не успеваю. У меня получаются 3-4 книжки в год. Роуллинг, наверное, как-то неправильно разговаривает с издателями, никто не станет заставлять автора! Или можешь или нет, кроме того, любой бизнес - это прежде всего личные отношения. Не знаю, зачем надо руку ломать, почему нельзя словами договориться.
- Какие книги скоро выйдут и о чем они будут и как обстоят дела с телесериалом по вашему сценарию?
- Фильм "Всегда говори всегда", снятый при содействии продюсерской фирмы "Фениксфильм", выходит в эфир на телеканале "Россия" в середине октября. Мне очень страшно - это первый и пока единственный опыт! Не знаю, понравится ли он зрителям. На днях вышла моя новая книга "Запасной инстинкт". В настоящее время дописываю роман про политическую журналистику и телевидение. Она выйдет, наверное, в конце октября.
- В Баку есть официальный представитель "Эксмо". Следовательно, насколько реален ваш приезд в наш город на встречу с читателями?
- Я никогда не была в Баку, хотя мне очень бы хотелось. Я всегда рада новым впечатлениям - это важно для пишущего человека. Приглашайте, и я приеду."

Я никогда не отдаю свои романы продюсерам, которых не знаю, – говорит Татьяна. –  Этим людям я доверяю, потому что четко знаю: они не снимут халтуры. Может быть, это будет другое видение, другое прочтение».

«Жанр детектива постоянно развивается, претерпевает определенные изменения. Это естественный процесс. Сегодня детектив – это остросюжетная интрига на фоне душевных переживаний героев или сложная любовная история на фоне легкой детективной опасности, – рассказывает Татьяна. – В моей новой книге «Отель последней надежды» детективный сюжет – лишь антураж, фон для любовной линии. Главное – это личные отношения героев, которым нипочем расстояния и социальные препоны».

[flash=http://vision.rambler.ru/i/e.swf?id=/users/r-divan//1/50&logo=1]

увеличить

0

19

а тим какой? как ты считаешь? у меня бывают знакомые, похожие во всем на нее (внешне, по стилю, по поведению, речи, впечатлению, жизни, достижениям и т.д.) и одна из них сказала, что поверхностно знакома с соционикой и причисляет себя к логикам. Не знаю, к каким логикам она причислила, но на мой восприятий там и ЧЛ и МНОГО этики. Не могу типировать, короче. Есть мнения? Обоснованные?

0

20

Типируем дальше:
Пабло Коэльо.

Несмотря на весь этот успех, многие бразильские критики всё ещё считают его незначительным писателем, чьи работы слишком просты и напоминают книги из серии «помоги себе сам». Некоторые из них также называют его работы «коммерческими» и ориентированными на рынок. Его избрание в Литературную академию Бразилии оспаривается многими бразильцами. Известная российская телеведущая и сценарист Авдотья Смирнова сказала о нём следующее:

"Раздражение, которое Коэльо вызывает у любого мало-мальски литературно искушённого читателя, объясняется прежде всего его необычайной серьёзностью, гусиной какой-то важностью — скука смертная, на весь роман ни одной шутки, ни одной улыбки, ни одной остроты. Я имею в виду не хиханьки-хаханьки, остроты в литературе бывают какие угодно — фонетические, философские, выворачивающие идиомы; но вот так, без единой даже тени жонглирования, без малейшего артистизма, без намёка на игру ума, так настоящая литература не случается. Между тем именно эта серьёзность и делает Коэльо таким популярным писателем. "

Стилизации в духе Коэльо присутствуют в книгах Анхеля де Куатьэ.

(Википедия)

Ответы на письма читателей OZON.ru:

"Я верю, что то, что мы видим перед собой - только видимая часть реальности. А есть еще ее невидимая часть, которая управляется эмоциями и чувствами. Это наше восприятие мира, а Бог - это энергия, которая живет во всем. Как сказал Уильям Блейк: "В одном мгновенье видеть вечность, Огромный мир - в зерне песка, В единой горсти - бесконечность, И небо в чашечке цветка...".

"
Я никогда не рассматривал себя в качестве Гуру и ни за кого не несу ответственности. Свобода в моем представлении выглядит так: люди принимают решения сами, не дожидаясь, пока "гуру" ответит на их вопросы и решит проблемы. Лучший мой совет - никогда не следуйте советам. Попробуйте жить сами. А я - просто человек, который пошел по пути своей собственной легенды, рискуя и извлекая уроки из того, что его окружает."

"Я не знаю, какова причина моего успеха. Я не могу сознательно объяснить, почему мои книги оказались близки людям с разным историческим прошлым и культурой. Несколько лет назад мои книги были особенно популярны в двух странах: Израиле и Иране… Как видите, "фундаментальная" разница культур тут не срабатывает… Все это для меня до сих пор большая загадка. У меня нет готовой формулы успеха, когда я сажусь за новую книгу. Но есть несколько элементов, которые всегда сопутствуют моей работе: дисциплина, сострадание и огромное желание понять себя."

Единственный "Орден", частью которого я являюсь - Католическая церковь. У меня нет секретов. Мой единственный секрет - максимально насыщенный, интенсивный жизненный опыт. Классическая традиция "учителей" и "учеников" может проявляться в обычном диалоге между друзьями. Я уверен, что у каждый человек может учиться у кого-то или чего-то: это может быть случайно открытая книга, водитель такси, который даст верный ответ, даже не зная вопроса… Короче говоря, мы становимся учителями и учениками по несколько раз на дню, сами того не осознавая.

Я не масон, хотя уважаю их традицию. И тем не менее, нет ничего удивительного в том, что вы находите параллели между моими книгами и их философией. Дело в том, что все учения восходят к универсальному наследию символов, которые всегда были с нами, хотя иногда они кажутся скрытыми.

Царь Салима, Мельхиседек - это библейский персонаж. Он появляется в Ветхом Завете (в Книге Бытия и в Псалмах). И я решил использовать в своей книге этот персонаж, который всегда производил на меня большое впечатление. Мне нравится смешивать реальности и источники в моих книгах.

Я не могу предсказать, как люди отреагируют на мои книги. Я пишу, чтобы понимать себя лучше. Я думаю, разница во взглядах на мое творчество - это нормально, так как мы живем в мире, полном разнообразия, и у каждого свой путь.

Недавно я написал колонку о том, как чувствовал себя, когда выходила из печати "Ведьма из Портобелло". Я был в Лиссабоне, за пару часов до того, как книга начала продаваться в Португалии и Латинской Америке. Я гулял по улицам этого восхитительного города и думал о том, как первый читатель прикоснется к моей книге в каком-нибудь книжном магазине. Я был взбудоражен и понял вдруг, что до сих пор, после публикации стольких книг, способен испытывать такие же чувства, как в момент выхода моей первой книги, "Дневник Мага". Конечно, с приходом успеха, многое поменялось, но внутреннее ощущение, что я делюсь с другими частичкой своей души, осталось таким как прежде.
Я живу с мечтами моей юности и никогда не рассматривал их как нечто конечное. До тех пор, пока я живу, думаю и люблю, сияние будет продолжаться.

Россия для меня - это в первую очередь красота традиций, мощь литературного слова, красота русской музыки. Поэтому каждый раз, когда мне представляется такая возможность, я еду к вам.
В последний раз я решил воплотить свою давнюю мечту - путешествие по Транссибирской магистрали. Я всегда об этом мечтал и в 2006 году, наконец, сделал это.
Я помню, как временами поезд останавливался в ночи на каких-то полустанках, но даже там меня ждали читатели с цветами и прекрасными словами в мой адрес. Это было чудо. Один их самых сильных моментов - я смотрел в глаза своим читателям и видел, как отражаются в них мои романы. Впоследствии это стало нормальным для меня, ведь знаете, писатель всегда одинок. Но тогда, глядя им в глаза, я чувствовал, что происходит чудо. Мысли вибрировали и передавались…
Повторюсь: я не гуру. Я человек, такой же как и все остальные, со своими достоинствами и недостатками. В Сантьяго же меня заставила поехать мечта о том, чтобы стать писателем.
Знаете, во время путешествия в Саньтяго де Компостела, в 1986 году, мне, наконец, стало очевидно, что я не счастлив и что с этим нужно что-то делать. Я понял, что для достижения цели вовсе не нужен бег с препятствиями. Можно смотреть на гору и разговаривать с Богом. Для этого нет необходимости понимать гору.
Когда я вернулся из путешествия, мне было сложно вернуться в обычный ритм жизни. Я жаждал немедленных перемен. Но перемены происходят только когда ты к ним готов. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы понять, что я должен сконцентрироваться и написать роман, а не пытаться пробовать свои силы и там, и сям, как это было раньше. Мое поломничество должно было стать сюжетом. Начав писать, я сделал первые шаги по направлению к своей мечте.Нужно продолжать сражаться, несмотря на раны и ушибы.
В "Алхимике" есть девиз: "Концентрируй и растворяй". Как известно, посредством лабораторных опытов, алхимики пытались дистиллировать ртуть из серы, а затем очисщать ртуть до тех пор, пока она не превратилась бы в золото. Эти опыты должны были привести их к созданию Философского Камня, а затем и Эликсира Молодости. Весь процесс дистилляции базируется на одном простом правиле: концентрировать (делать экстракт эссенции) и растворять (смешивать эссенцию с чем-то еще).
Эта рутинная работа не допускала небрежности, поэтому алхимики тренировали терпение и таким образом трансформировали свое восприятие мира.
Мне кажется, то же правило можно применить и к любви: чтобы сохранить свободу в любви, нужно уметь одновременно достигать ее глубин и делиться ею с другими.
В данный момент я ничего не пишу. Я позволяю себе писать раз в два года, потому что тогда я чувствую, что накопил достаточно эмоциональной энергии, чтобы она вылилась с новую историю.
Каждый раз когда я пишу что-то новое, я переживаю опыт умирания и перерождения. Когда я пишу, я становлюсь беременной женщиной. У меня будет ребенок от самой жизни, но я не знаю, как он будет выглядеть.
Я ношу ребенка два года. В течение этого времени я не делаю заметок, не строю планов. Единственное в чем я уверен - что жизнь посеяла в меня зерно, которое прорастет, когда наступит время. Когда оно приходит, я сажусь и пишу. Любой творческий акт - это таинство, требующее почтения. И я отдаю должное этому таинству, не пытаясь его понять.
Флобер однажды сказал, что прототип мадам Бовари - это он сам. Я - это мои книги, и мои книги - это часть меня. Мои герои помогают мне исследовать собственную душу, потому что воплощают в себе все мои сомнения и надежды.
Когда я писал "Алхимика", это была метафора моей жизни. Но "Алхимик" был моим вторым романом, а поворотной точкой явился роман "Дневник мага". Закончив его, я подумал: "Почему я так долго писал свой первый роман? Потому что я должен был понять себя". Потому что в конце концов, все мои книги - это путь к себе."

увеличить

0


Вы здесь » Соционика плюс. » Форум "Соционика плюс" » Знаменитости и соционика.


Создать форум. Создать магазин